Украинские женщины участвуют в сопротивлении и должны участвовать в мирных переговорах: новые данные опросов

Женщины – “неотъемлемая часть своей страны и её сопротивления”. С таким посланием Катерина Черепаха, президент организации “Ла Страда – Україна”, обратилась к миру в своём апрельском выступлении в Совете Безопасности ООН.

В своей речи она также подчеркнула возросшую незащищённость женщин и девочек в отношении угрозы похищения, пыток и убийства. Теперь мы знаем, что угрозы для женщин в Украине также включают в себя сексуальное насилие.

Фото: Атлантический совет / Евразийский центр [text for the photo]

Черепаха, однако, предостерегла от того, чтобы воспринимать украинских женщин как всего лишь жертв российской военной агрессии. Сосредоточение внимания на женщинах в первую очередь как на жертвах принижает их активность и свободу действий (агентность), самостоятельность и вклад в продолжающуюся сейчас войну. Укрепление стереотипных представлений о женщинах как о жертвах может лишь усилить идеи о необходимости охранительной культуры, в которой принижаются агентность и сила женщин.

Несмотря на то, что в Украине присутствуют не только виктимизация женщин, но их агентность, женщины не были привлечены к мирным переговорам.

В ходе недавнего опроса, проведённого в Украине, мы задали ряд вопросов, которые позволяют осветить роль женщин в войне. Результаты этого опроса дают нам возможность сделать три основных вывода:

  • Случаи изнасилования и сексуального насилия со стороны российских военных широко известны среди украинцев.
  • Украинские женщины намерены играть активную роль в сопротивлении, если война продолжится.
  • Украинцы (и мужчины, и женщины) поддерживают точку зрения, что женщины должны быть включены в состав украинской делегации на мирных переговорах.
    Ниже мы подробнее остановимся на этих выводах и на том, что из них следует.

Знание о сексуальном насилии

В вооруженных конфликтах страдают и мужчины, и женщины, но, как правило, по-разному из-за различий в распределении труда, гендерных ролях, а также стереотипах и интерпретациях.

В Украине случаи сексуального насилия документируются правозащитными организациями и сообщаются в СМИ. Хотя сексуальному насилию могут подвергаться не только женщины, но и мужчины и дети, в новостях из Украины до настоящего времени подчеркивалось, что в основном жертвами становятся женщины.

Данные опроса показывают, что подавляющее большинство украинцев, около 93%, слышали об изнасилованиях или сексуальном насилии со стороны российских или пророссийских военных. Осведомлённость о таких случаях, как представляется, примерно одинакова среди женщин и мужчин.

Более того, 20% утверждают, что они лично знают кого-то, кто подвергся изнасилованию или сексуальному насилию со стороны российских или пророссийских военных с момента начала вторжения 24 февраля 2022 года.

С учётом того, что исследователи сексуального насилия в военное время предупреждают, что табу и стыд, окружающие сексуальное насилие, часто дают серьёзные основания для опасений в отношении занижения данных, такой процент осведомленности поразительно высок.

Женщины в сопротивлении

Исследования всё чаще показывают, что, несмотря на господствующие образы мужчин-воинов и женщин – мирных граждан, женщины играли непосредственную центральную роль в военной борьбе на протяжении всей истории и во многих конфликтах по всему миру. Однако зачастую они выполняли менее заметные или вспомогательные функции, что приуменьшало их роль и возможности получить признание за свои заслуги перед обществом после войны.

После начала в 2014 году войны в Восточной Украине, непосредственное участие женщин в военных операциях и служба в вооруженных силах неуклоннo возрастали, и для устранения дискриминации было пересмотрено законодательство.

Предыдущий опрос в Украине, проведенный в марте 2022 года, выявил широко распространенные среди украинцев намерения участвовать в сопротивлении вторгнувшимся войскам. Хотя мужчины, по сравнению с женщинами, выразили большую готовность участвовать в военных действиях против российских войск, степень такой готовности высока и среди женщин.

Новый раунд опроса в первые две недели апреля по-прежнему показывает, что многие женщины намерены участвовать в гуманитарной помощи, выполнении вспомогательных функций и боевых действиях.

В частности, 65% украинок сообщили о намерении (ответив “очень вероятно”, “вероятно” или “скорее вероятно”) помогать в уходе за ранеными гражданскими лицами и военными.
В свою очередь, 69% женщин намерены помогать сопротивлению, оказывая невоенную поддержку украинским силам, в частности, доставляя продовольствие, информацию или снаряжение для армии.

И, наконец, опрос показывает, что многие намерены присоединиться к украинским силам в той или иной боевой роли: либо на укрепленных оборонительных позициях и/или в открытых боевых действиях. 71% мужчин ответили, что они намерены присоединиться к вооружённым силам для участия в боевых действиях. Значительная часть женщин (27%) также намерены это сделать.

Женщины на мирных переговорах

Образы женской храбрости и женских страданий во время идущей сейчас войны контрастируют с мужским составом делегаций, участвующих с обеих сторон в мирных переговорах между Украиной и Россией, которые проводятся с 28 февраля. Таким образом, украинские переговоры следуют модели большинства мирных процессов, где женщины в основном отсутствуют.

Это происходит несмотря на то, что включение женщин в работу по достижению и поддержанию мира является одной из ключевых норм международной программы “Женщины, мир и безопасность” с 2000 года. Переговоры могут определить будущее для всех граждан Украины, в том числе что касается прав и безопасности женщин.

Отсутствие женщин на переговорах не поддерживается населением Украины. На вопрос о том, считают ли респонденты, что в состав украинской делегации на мирных переговорах должны входить женщины, наиболее распространённой позицией среди украинского населения является ответ “да” – 43%. Многие респонденты не определились, и только 13% против участия женщин в состав делегации на переговорах. Женщины активнее выступают за включение женщин в мирные переговоры: 47% женщин по сравнению с 40% мужчин.

В пользу необходимости участия женщин в переговорах можно привести множество аргументов, основанных на правовых, моральных и стратегических соображениях. Хотя мы и не знаем, из каких аргументов исходят украинские респонденты для объяснения своей позиции по этому вопросу, сопротивление включению женщин в мирные переговоры довольно ограничено.

Опрашивая население Украины о роли женщин в войне, мы зафиксировали, что женщины, как подчеркнула Катерина Черепаха, являются неотъемлемой частью сопротивления. Важным следующим шагом должно стать признание вклада женщин на политическом уровне в рамках мирных переговоров.

Об авторках

  • Рагнхильд Нордас (@RagnhildNordas) – старшая научная сотрудница (Senior Researcher) Института исследования проблем мира в Осло (PRIO) и доцентка (Assistant Professor) кафедры политологии Мичиганского университета.
  • Луиза Ольссон (@LouiseKOlsson) – директорка по исследованиям (Research Director) и старшая научная сотрудница (Senior Researcher) Института исследования проблем мира в Осло (PRIO).
  • Гудрун Остби (@GudrunOstby) – директорка по исследованиям (Research Director) и профессорка-исследовательница (Research Professor) Института исследования проблем мира в Осло (PRIO).
  • Торунн Л. Трюггестад (@TLTryggestad) – заместительница директора Института исследования проблем мира в Осло (PRIO) и директорка Центра PRIO по вопросам гендера, мира и безопасности.

Об исследовании

Этот пост в блоге основан на данных, собранных в рамках более крупного проекта, который предусматривал две волны опроса жителей Украины (т.е. панельные опросы). Первая волна опроса была проведена в период с 9 по 12 марта 2022 года, а вторая – с 3 по 11 апреля 2022 года. Обе волны проводились онлайн на украинском и русском языках силами украинского агентства по проведению опросов Info Sapiens. Агентство построило репрезентативную выборку украинского населения в возрасте от 18 до 55 лет в населённых пунктах с населением не менее 50 000 человек. Однако с некоторыми украинцами, которые находились за пределами Украины или в районах интенсивных военных действий, агентство не смогло связаться. В общей сложности в рамках первой волны опроса было опрошено 1 081 человек, а в рамках второй волны было повторно опрошено 811 человек.
Этот пост в блоге основан на данных второй волны исследования (некоторые аналитические материалы первой волны представлены в блоге PRIO: Henrikas Bartusevicius (PRIO), Honorata Mazepus & Florian van Leeuwen ‘Will Terror Deter or Motivate Ukrainian Resistance? Survey Evidence from Besieged Ukraine”, блог PRIO, 26 марта 2022 года). В этом опросе, вероятно, впервые отражены взгляды населения на безопасность и вовлечённость женщин во время продолжающейся войны. Статистические данные, представленные выше, были получены с использованием весовых коэффициентов выборки, с тем чтобы отразить особенности структуры населения.

Анализ и мнения в этом резюме и блоге принадлежат только авторам. Мы благодарим Гонорату Мазепус и Хенрикаса Бартусевичюса за ценные комментарии.
Первая волна исследования была проведена при финансовой поддержке премии Александра фон Гумбольдта, присуждённой Марку ван Вугту, а вторая волна – при поддержке Института исследования проблем мира в Осло (PRIO). В разработке дизайна первой волны исследования участвовали следующие учёные: Хенрикас Бартусевичюс (PRIO), Лассе Лаустен (Орхусский университет), Гонората Мазепус (Лейденский университет), Флориан ван Левен (Тилбургский университет) и Марк ван Вугт (Амстердамский свободный университет). Дизайн второй волны был разработан теми же пятью учёными, а также следующими учёными из PRIO: Павел Баев, Хельга Мальмин Биннингсбо, Марта Биванд Эрдал, Хаакон Гьерлёв, Ник Марш, Луиза Ольссон, Гудрун Остби, Ида Рудольфсен, Сири Аас Рустад, Андреас Форо Толлефсен, Хенрик Урдаль, Торунн Л. Трюггестад.

Share this: